JAPAN EXPO 2007
ПЯТНИЦА 6 ИЮЛЯ 2007: ЧАСТНОЕ ИНТЕРВЬЮ


Оригинал: Orient-Extrême
Интервью осуществлено Gwenaelle Durand с участием Жюли Карвало.
Перевод: Yoko Kishi
Перевод на русский: Соня

HAKUEI, музыкант PENICILLIN и machine (и других проектов), модель и тайный советчик бренда «BLACK PEACE NOW», приехал первый раз во Францию по случаю JAPAN ЭКСПО 2007. Его участие в показе мод Laforet и непродолжительная раздача автографов оказались чересчур короткими, чтобы завязались настоящие  отношения с его фанатами. Orient -Extrême предложил HAKUEI принять участие в публичной конференции, которая дала бы возможность всем желающим его увидеть и побеседовать с ним. Сотни людей, посетители и СМИ, откликнулись на это событие в субботу 7 июля. Хотя вклад HAKUEI в области музыки и признан, но и его привлекательность и шарм не могут не вообдушевлять фанаток. Девушки дошли даже до того, что задали ему один или два довольно нескромных вопроса о частной жизни. Когда HAKUEI любим, его хотят!

Накануне этой конференции, мы встречали певца в салонах фестиваля для того, чтобы взять частное интервью, отчет которого ниже. Артист нам раскрывает здесь секреты изготовления своей музыки и разоблачает мотивации, которые его вынудили разнообразить карьеру в различных областях: музыка, мода, manga …

ПЯТНИЦА 6 ИЮЛЯ 2007: ЧАСТНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Orient: Добрый день HAKUEI. Давайте начнем разговор с музыки. В последнем интервью, что вы нам дали, вы сказали, что послание, которое вы желали донести – это "духовность". Вы, могли бы нам об этом сказать подробнее. О какой духовности вы хотели сказать?
HAKUEI: Действительно, я пытаюсь, главным образом, выражать эмоции. В печальных песнях, я хочу выразить грусть. В довольно живой, динамичной песне, это скорее агрессивность. Я хочу заставить мою публику испытывать волнение (чувства, эмоции).

Orient: Как   выбираются темы ваших песен? Связаны ли они с вашими личными переживаниями, идет ли речь о реакциях, связанных с настоящим общества например, или идет речь чисто о фантазии?
HAKUEI: Для начала надо знать, что вызывает музыка. Затем, я ищу тему, соответствующую этой музыке. Это может быть любовью, гневом против несправедливости нашего общества … иной род вещей. Тема зависит от музыки. Действительно, именно она мне внушает слова.

Orient-Extrême : Вы принимаете участие в создании инструментальной музыки или вы отталкиваетесь от уже законченных аудиопленок?
HAKUEI: Существует два различных способа работать. Относительно PENICILLIN, каждый из членов группы должен создать часть музыки. Объединяем затем эти части и составляем песню; затем я ищу наиболее соответствующую тему и я пишу слова. Для machine, всегда именно Kiyoshi сочиняет музыку. Затем я ее слушаю и выбираю тему, которую я ему предлагаю. Как только мы соглашаемся, я пишу слова.

Orient-Extrême : Какие различия делаете вы между вашими проектами: PENICILLIN, machine , nano, ваша личная карьера? Каждый из них существует чтобы позволять вам исследовать различные музыкальные пути?
HAKUEI: Я думаю, что PENICILLIN дает звучность по-настоящему уникальную, звук, музыку, которую я люблю выдвигать на первый план. Но я люблю также другие стили музыки, и именно для этого я создал machine. Относительно nano, вначале мы точно воспроизводили песни PENICILLIN но с другой аранжировкой. Именно Chisato хотел сделать это и меня попросил принять участие. Внезапно сделали диск, у меня появилось новое вдохновение. Вот так родились новые песни nano.

Orient-Extrême : Группа machine работает в электро-роке / тяжелом роке, вопреки PENICILLIN, который является больше поп роком …
HAKUEI: Главная разница заключается в участниках групп. В PENICILLIN, где нас четверо, чтобы создавать мелодические музыкальные произведения, мы рассматриваем мнение каждого из нас. В machine, где нас только двое, настаиваем вначале на цифровом аспекте. PENICILLIN относится к поп-року, потому что четыре участника группы любят этот жанр музыки. Основа определена заранее. Для машин, образ мыслей отличается. С Kiyoshi мы занимаемся вначале ритмами и цифровым звуком. Затем, как только находим одну хорошую цифровую базу, строим песню вокруг этого звука. Процесс создания является иным.

Orient-Extrême : Что происходит с вашей сольной карьерой? Вы не выпускали сольный альбом уже долгие годы …
HAKUEI: У меня нет планов снова играть одному сейчас. В данный момент я продюсирую нового иностранного певца, которого зовут IVAN. Этот мексиканец уже звезда показов мод в Японии. Я вам объясню ситуацию, это немного сложно: мать IVANa японо-мексиканка и отец испанец. IVAN мужчина (смеётся), но транссексуал. Мы имели возможность встречаться и между нами явно проскользнуло что-то общее ( направление/течение). Так как я его оцениваю очень значительно, я решил сделать ему карьеру. Песня IVANa должна выйти 25 июля только в Японии. Я играю на гитаре за его спиной в его клипе.

Orient-Extrême : Имеете ли Вы другие недолговременные проекты как nano, которые надо конкретизировать?
HAKUEI: Чисато снова предлагает nano, но так как я очень занят, я не могу ответить на его просьбу. Я создал новую группу, которая называется Kaizoku, то есть " пираты" на японском языке, с другим очень известным японским специалистом в музыке в нашей стране. Уже отыграли три концерта в клубах. Выступаем как любительская группа, не помещаем наших имен на плакатах, ничего подобного… Не ищем известности. Это группа приятелей, которая играет в маленьких помещениях чтобы доставлять себе удовольствие.

Orient-Extrême : В качестве артиста, экспериментирующего с более чем десятилетнем стажем,  что вы думаете о сегодняшней эволюции японского рока в самой Японии, а также о его интернационализации в других странах?
HAKUEI: Я смог продолжить мою деятельность в Японии, в США, в Азии [ПРИМЕЧАНИЯ РЕДАКЦИИ: он дал концерт в Корее с machine] в Китае также. Когда я приехал в Лос-Анджелес пять лет тому назад, японская музыка не была еще в моде в этот период. Встретили там довольно спокойную публику и не было действительно особенного увлечения. Но я возвратился в прошлом году в США с machine, и там  это было гениально: люди кажутся теперь готовыми слушать японскую музыку.
Относительно стиля, японский рок хорошо развился на архипелаге. Создание японской музыки – и тут я говорю не только об одежде или о пении, но и действительно о музыке, она улучшилась. Именно подход к музыке изменился. Для меня, эта эволюция следует той же дорогой и с той же популяризацией манги в мире. Западная культура к нам привнесла новые вещи. Теперь, я думаю, что японцы сумеют преобразить эти элементы в их собственной манере, чтобы преподнести их в новом свете. Японская музыка изменяется отлично от западной музыки. Она более личная и чистая в Японии.

Orient-Extrême : Поговорим теперь немного о Вас. Какова ваша повседневная жизнь вне работы?
HAKUEI: Вне работы, я остаюсь чаще всего у себя. Приглашаю друзей, выпиваем по рюмочке… зачастую! Обожаю алкоголь и особенно шампанское, я пью его регулярно. И еще я читаю много манги. Моя гостиная… это почти Manga Café, настолько много там собрано манги. Я читаю все жанры, что бы это ни было shôjo, seinen, shônenдаже мангу для детей. Я читаю абсолютно все!

Orient-Extrême : И какая ваша любимая манга?
HAKUEI: На этот момент, это 20 seiki shônen Naoki Urasawa, который является таким же автором, как и Yawara. 20 seiki shônen  это научно-фантастическая и детективная манга. История начинается в 70 годы с мальчиками, которые пишут книгу предсказаний: Yogen N sho. В этой книге они создают много фантастических историй. Затем они вырастают и забывают свою книгу до 1997, когда один из них не умирает странным образом. Тогда они вспоминают этот труд, так как их компаньон умер таким же образом, что персонаж одной из их историй. Это увлекательно!

Orient-Extrême: Ваши фотографии не оставляют девушек безразличными…  Спрашивается, не больше ли поклонников, которые вам льстят как красивому парню, чем тех, кто ценит Вас в качестве певца… Что Вы думаете об этой ситуации?
HAKUEI: Действительно, я хочу создать не только особенную звучность музыки. И я не хочу ограничиться также тем, что передавать красоту при помощи моих фотографий. Атмосфера концерта, волнение, которым веет от фотографии, всё то, что вращается вокруг, важно. Именно совокупность представляет меня. Примерно, как если бы я был моим собственным миром. Этот мир и все его аспекты, это я. Я не только музыка, изображения или  мангака, я все вместе. Мое идеальное изображение – смесь всех этих аспектов и люди меня узнают действительно только тогда, когда узнают все грани моего мира.

Orient-Extrême: Большое спасибо, и до завтра, до следующих вопросов на завтрашней конференции.
HAKUEI: Спасибо вам, до завтра.